ВЕТЕР ПЕРЕМЕНИТСЯ?

"Мэр Москвы С.С. Собянин и председатель РОО "Союз "Чернобыль" Москвы" В.Л. Синельников. Разговор шел о делах чернобыльских, он состоялся два года назад во время подписания Соглашения о сотрудничестве правительства Москвы и РОО "Союз "Чернобыль" Москвы"!.

Один из замечательных рассказов Аркадия Аверченко сейчас, через сто лет отозвался  раскатом чернобыльской трагедии.  В рассказе наш император, наблюдая через окно своего кабинета площадь перед Зимним дворцом, рассмотрел слепого, бредущего мимо мчащихся вокруг него карет. Взволнованный самодержец призвал губернатора столицы и строго сказал: «Ведь сейчас его собьют и затопчут». Губернатор, или как его тогда величали, вызвал главного полицейского города и в сердцах приказал: «Тут у Вас слепые  где не надо болтаются». И беднягу бросили в околоток.

Так происходит чиновничья трансформация высоких указаний. Общественная организация «Союз «Чернобыль» Москвы» обратилась с письмом к мэру своего города С.С.Собянину и описала ему, в каком положении находится накануне 30-летия со дня чернобыльской трагедии чернобыльское сообщество, от которого отвернулось государство.  Вот тут-то в новых условиях и продолжился рассказ Аверченко. Мэр расписал письмо трём своим вице-мэрам (беспрецедентный случай, говорят в аппаратных сферах)  для принятия мер.  Свести предложения трех вице-голов города в одно, в ответ чернобыльцам, обратившихся лично к мэру,  было поручено  Комитету общественных связей города Москвы. Эта прямо-таки иезуитская бумага стала современным финалом рассказа Аверченко, подписал ее, к счастью,  не мэр, а один из   сотрудников аппарата мэрии.

В конце письма  мы  напомнили мэру  о его намерении ежегодно встречаться с московскими чернобыльцами. Прошло два года. Перед 30-летием чернобыльской катастрофы такая встреча необходима не только нам, но и мэру, по причинам, о которых я скажу в конце. В этой  встрече,  сообщили  мы мэру, готовы принять участие члены нашего Попечительского Совета, в состав которого входят авторитетнейшие общественные деятели, учёные, врачи, депутаты. Все поименованы в письме. В ответе, который мэр, получается, поручил подготовить и подписать своим аппаратным людям, о его согласии или несогласии на эту встречу,  ни слова. Как будто  результатов этой  встречи не ждут 24 тысячи живущих в Москве ликвидаторов чернобыльской катастрофы, аварии на ПО «Маяк», участники испытаний атомного оружия, ликвидаторы радиационных аварий на подводных и надводных кораблях, сборщики ядерных зарядов, вдовы и дети тех, кого государство направило на эти задания, т.е. те, кто, пожертвовав своим здоровьем, спасли миллионы человеческих жизней.

 В каждой строке ответа на наше  письмо мэру - цинизм и лукавство. Точно как у Аверченко. К примеру, чернобыльскую общественную организацию выкидывают на улицу, ссылаясь на необходимость реконструкции здания. Находиться в здании рискованно для жизни, взволнованно объясняют чернобыльцам чиновники. И в это же время,  угрозами выдавливая «Союз Чернобыль Москвы», в  здание въезжает городская контора и водружает свою вывеску «Мосремонт» на фасаде дома, предварительно его отремонтировав. Правда, в лукавом ответе есть заверение: не волнуйтесь, мы подыщем другое равноценное помещение. Абзацы ответа поставлены в такой последовательности: сначала освободите помещение. Год назад ключевая структура правительства Москвы  департамент имущества направил нас  ознакомиться с «равноценным»  помещением. Оказалось, что там  заканчивалась отделка гостиницы и ресторана, которым это помещение город давно продал. Еще адреса прислали, только не дали ключей, чтобы увидеть, что внутри. Берите, мол, втемную. И мы согласились, чтобы не оказаться на улице, проинформировали мэра, ведь это он своим личным распоряжением передал московским чернобыльцам помещение, из которого его чиновники нас выгоняют. Но спохватились и передумали наши радетели, видно другому ресторану потребовалось. Предъявили третье «равноценное» для нас прибежище кирпичную коробку без крыши, без перекрытий, без окон и дверей, без подходов и подъездов к этому строению. А после этого, уже раздраженно, с прямотой римлянина ответил нам департамент: равноценного помещения у нас для вас нет. Точка. И как нам после этого отнестись к  письму от имени С.С.Собянина, в котором нас заверяют, что как в песне «всё будет хорошо». Чем не Аверченко! Я подумал: какова причина бесстрашия чиновника, так цинично подставляющего своего мэра? Но это пусть он разбирается со своим аппаратом. А нам что делать: у нас работает общественная приемная, здесь ежедневно квалифицированные юристы дают консультации по всем вопросам московских чернобыльцев, работает медицинский комитет, комитет чернобыльских вдов, ветеранов подразделений особого риска. Сейчас здесь же рабочие группы готовят план мероприятий к 30-летию чернобыльской трагедии. И где теперь это должно происходить? В коробке без крыши?

Но жизнь по-крупному вмешалась во взаимоотношения властей и чернобыльцев-ликвидаторов. На лентах информационных агентств мира новости о дефолте в Греции были потеснены сообщениями о лесных пожарах вокруг чернобыльских могильников твердого и жидкого ядерного топлива. То, что Чернобыль стал «затерянным миром», ядерной свалкой Европы и перестал быть ее частью на 500 или на 1000 лет, увы, отошло на периферию современного общественного сознания. Но от всполохов подступающего к ядерным могильникам огня уже сегодня а не через 1000 лет, теперь не отмахнешься, приходится вспомнить, когда уже на следующий день после 26 апреля 30 лет назад слово «Чернобыль»  не требовало перевода.

«Шлейф радиоактивных аэрозолей пересек границу Украины спустя два дня после пожара, и радионуклиды попали на территорию сопредельных государств», - сообщил директор Регионального восточноевропейского центра мониторинга пожаров (REEFMC) С.Зибцев, являющийся заведующим лабораторией лесной   пирологии  Национального университета биоресурсов и природопользования Украины. А сопредседатель Международной экологической группы «Экозащита» В.Сливяк прокомментировал возможные последствия этой ситуации: «Главная опасность пожаров, распространяющих радиоактивные вещества, состоит в том, что оказавшиеся в этой зоне люди могут не знать и не догадываться о факте облучения. Радиоактивные вещества попадают внутрь организма из воздуха, с водой, с пищей. И вследствие  этого таким образом происходит внутреннее облучение органов человека».

Российская пресса в ответ успокаивающе сообщила  россиянам: не беспокойтесь, ветер сдувает радиацию в сторону Белоруссии, а, следовательно, в сторону Запада. Верх цинизма, воскликните вы. Согласен.  Но еще один вопрос всплывает: за кого нас держат? Мы что не в состоянии предположить, что ветер может перемениться? 

И ветер переменился. Им снова подуло в российские СМИ, они теперь утверждают компетентными устами, пренебрегая мнениями вышепроцитированных экспертов, что над нашими просторами все уровни всех вредных радиоактивных веществ, не дают оснований для тревог российского населения.

 И, тем не менее, ветер переменился. И российские власти заявили, что готовы помочь Украине в тушении пожаров. Благородный, конечно, порыв, но и ветер, правда,  переменился.   Получается, что на повестку дня снова, как и 30 лет назад,  встает вопрос о мобилизации граждан нашей страны в  новых чернобыльских ликвидаторов.  

Отдают ли себе отчет   органы власти, намереваясь  рекрутировать 30 лет спустя  на  работы в чернобыльскую зону новую рабсилу,  на какие вопросы ликвидаторов и их детей,  кому-то из которых, возможно, предложат или прикажут  наследовать подвиг отцов, рекрутерам  придется отвечать? А вопросы им сейчас спустя 30 лет после  чернобыльской трагедии зададут, ясно какие. Это не вопросы, а обвинения власти,  предъявленные героической и в тоже время социально незащищенной частью общества. Они уже сформулированы и в них содержатся все подсчеты. Придется объяснять, почему государство лишило чернобыльцев и их семьи   положенного по закону приоритетного полноценного  медицинского обслуживания и понуждает обращаться к платной медицине тех, у кого нет средств на жизнь? Почему фактически лишили чернобыльцев  большинства жизненно необходимых льготных лекарств? Почему свернута  социальная защита? Почему положение закона о чернобыльцах, гарантировавшее ликвидаторам получение жилья в трехмесячный срок как будто не существует, и все эти годы  тысячи  чернобыльцев виртуально присутствуют только в застывших как ледники очередях? Почему, извращая закон, недоплачивают потерявшим здоровье ликвидаторам возмещение вреда? Почему цинично вместо реальной индексации выплачивают им более чем вдвое меньшую сумму?  Знакомя с секвестром бюджета, министр финансов РФ г-н Силуанов перечислил тех, кого намерены лишить индексаций. И у него повернулся язык сказать, что чернобыльцев надо лишить индексаций. Потому что тяжело стране (переживает министр).  И  еще многое другое, что обязалось сделать государство для чернобыльцев,  оно не делает. 

О  готовности обсуждать эти принципиальные проблемы в ответе  от имени мэра  ни слова, ни полслова.

В регионах России у чернобыльцев сложились конфликтные отношения с органами власти, выразившиеся в протестных мероприятиях, голодовках и т.д. Для тех, кто не помнит: первыми в России в Европейский суд по правам человека обратились чернобыльцы, и выиграли его. Кульминацией было шествие тульских чернобыльцев, которые на Красной площади бросили свои награды, врученные им за героический труд в Чернобыле. Еще одна трагическая история пополнила нашу послечернобыльскую жизнь:  чернобылец, проживавший в Челябинске, испытывал невыносимые боли от недугов, полученных в результате ликвидации последствий аварии. Отчаявшись, он несколько месяцев мастерил ружье, чтобы застрелиться. И застрелился, не выдержав страдания. 

 Я   не в первый раз  привожу эти примеры в СМИ, с высоких трибун. Ни одного раза ни одно официальное лицо на них не отреагировало. Но отмолчаться не удастся, бумеранг не может не  возвращаться.

И вот сейчас  власть в лице министерства финансов РФ подготовила документ, который заслуживает единственной оценки преступление против народа. Он лицемерно назван «Об основных направлениях повышения эффективности расходов федерального бюджета». Если до этой не тайной,  не скрываемой от общества, а вызывающей, публичной декларации на сайте минфина, мы боролись с нарушениями законодательства, то сейчас власть решила изменить законодательство и «по закону»  лишить чернобыльцев всех льгот, которыми она, власть, оплатила их героизм, смерть и потерю здоровья тех, кто еще жив. В документе минфина, напомню, цинично названного «об эффективности бюджета» не забыто ничего: ни индексация пенсий, ни компенсация за возмещения труда, ни социальные выплаты, ничего не забыли финансисты, что они намерены выгрести из карманов чернобыльцев.  Не буду перечислять дальше, сейчас по поручению наших чернобыльцев юристы и экономисты создают полный список претензий к государству, своеобразный «список скорби». Мы посчитаем объем отнятых у чернобыльцев средств к существованию и сравним его с военным бюджетом страны и попросим экспертов ответить на вопрос: скажется ли передача чернобыльцам тех средств, которые у них отняли, а теперь планируют взять еще, на обороноспособность нашей державы?  В минфине работают опытные сотрудники, им не трудно произвести эти расчеты. О профессиональности министра Силуанова высоко отзываются специалисты, включая бывшего министра Кудрина. Силуанов не повторил поступок своего предшественника, ушедшего в отставку, не согласившись с военным бюджетом того времени, когда он был    министром финансов и вице-премьером. Силуанов предпочел предложить ограбить чернобыльцев.

 Но мы не хотим, чтобы еще один наш  товарищ сделал ружье, чтобы лишить себя жизни. Наше чернобыльское сообщество сделает все возможное, чтобы заставить нынешнего министра финансов не делать то, что его вынуждают.

Московское чернобыльское сообщество готовится сейчас осмыслить итоги своей жизни после 26 апреля 1986 года. Мы непременно  вспомним все хорошее во взаимоотношениях с органами власти города. Прежде всего – первое в России (по-моему, и сегодня такого нет в других регионах) Соглашение о взаимодействии правительства Москвы с РОО «Союз Чернобыль Москвы». Оно позволяет нам взаимодействовать со всеми городскими структурами «по вертикали»: с правительством и департаментами города, с округами и префектурами, с районами и управами. Мы и свою структуру так отстроили.

Московское чернобыльское сообщество надеется, что от решения наших жизненно важных проблем  не отвернутся. 30-летие чернобыльской трагедии – последний шанс, чтобы нас услышали. Великий русский писатель Андрей Платонов сказал: «Без меня народ не полон». Мы, чернобыльцы, часть народа, часть общества, часть электората. Статистика горька: нас с каждым годом становится значительно меньше. Хочется верить, что в судьбоносных инстанциях ни у кого не бродит в голове мысль о том, что проблемы чернобыльцев могут решиться  естественным статистическим  путем. Мы надеемся, что органы власти осознают наши настроения перед юбилеем чернобыльской трагедии, и так же как и мы, считают, что Соглашение Правительства Москвы и РОО «Союз Чернобыль Москвы»  продолжится  как эффективная форма диалога между городом и нами и как инструмент реального действия, способный обеспечить жизненные нужды чернобыльцев, изыскать возможности  и резервы для достижения  этих целей обеими сторонами Соглашения.

 Возвращаюсь к началу нашего разговора. Недавно на заседании в Общественной палате, посвященном чернобыльским проблемам, внимание привлекла деталь, впрямую относящаяся к тому, о чем я здесь пишу. Деталь, прямо скажу, знаковая. МЧС подготовило письмо за подписью заместителя председателя правительства на имя президента о насущных нуждах чернобыльцев. Письмо ушло президенту и вернулось без какой-либо его реакции. Как выяснилось, оно к президенту … не попало. 

Задумываясь над этим фактом, я уверенно могу предположить, что с подготовленным аппаратом ответом на наше письмо С.Собянина не ознакомили, а вопрос о встрече с ним по жизненно важным для чернобыльцев вопросам и нашу просьбу, чтобы социальную защиту чернобыльцев контролировал вице-мэр  Л.Печатников, чиновники  опустили в  аппаратный «бермудский треугольник». В результате  разговор с мэром накануне 30-летия чернобыльской катастрофы у нас и уважаемых членов Попечительского совета  не состоялся. А раз так, то, разумеется, для конкретного обсуждения наших проблем не нашлось времени  ни у вице-мэра Л.Печатникова, ни даже у руководителя департамента соцзащиты В.Петросяна, который, как и мэр, не находит  времени для разговора с чернобыльцами уже два года. Так выстроена «вертикаль власти», так она срабатывает. Если к президенту даже письмо от руководителей правительства не доходит…  Но отдают ли себе отчет отцы города, какие чувства переполняют чернобыльцев, оценивающих отношение к ним. Сознают ли наши адресаты, когда смотрят по телевизору, как пламя лесных пожаров подбирается к чернобыльским могильникам, что огонь в душах чернобыльцев – граждан, избирателей, уважаемой части нашего народа, брандспойтами не затушишь.

Мы считаем, что ветер по отношению к чернобыльцам должен перемениться. Вот по какой причине я обещал сказать об этом в конце статьи: мэру необходимо посмотреть этой проблеме глаза в глаза, от нее отвернуться не получится. И не только мэру Москвы это необходимо сделать перед 30-летием чернобыльской трагедии, а тем, кто отвечает перед всем чернобыльским сообществом России.

 

Председатель РОО «Союз «Чернобыль» Москвы»       В.Синельников 

 

Поздравляем с Днем рождения
Твердохлеб Александр Григорьевич